ENG

RUS


   


   
Библиотека

Кэти Рай Хоффман
Технология- Искусство- Телекоммуникации (1993)
Тематика: Медиа-технологии
Язык оригинала: русский

Западный взгляд и личная точка зрения на искусство новых медиа в России
Подготовка данной публикации потребовала тщательного анализа непродолжительной истории существования искусства новых медиа в Москве. Многие идеи и работы, представленные на симпозиуме “NewMediaLogia”, существенно дополнили общую картину. Доклады, сделанные на симпозиуме, позволили западному наблюдателю составить представление о том, как прошедшие годы повлияли на поиски российских художников в области новых медиа и новых технологий.

Мы также узнали, что русские обращаются к сложным проблемам не только в практическом, но и теоретическом аспектах. По словам Анатолия Прохорова, история медиа искусства в России - это история теории без практики, не имеющая ничего общего с практикой медиа искусства запада в 80-е годы. Его волнует вопрос,не будут ли последующие стадии развития русских медиа художников практикой без теории.

Сближение этих двух полюсов - теории и практики - симптоматично для сложной роли искусства новых технологий во всем мире. Но в Москве эта проблема особенно связана с недостаточной развитостью художественной медиа среды и отсутствием системы поддержки, а характер отношений, возникающих в творческом процессе, обусловлен отсутствием оборудования, ресурсов и знания.
Взаимоотношения российских художников, работающих в области новых технологий с их зарубежными коллегами, являются еще одним сложным аспектом процесса формирования российской среды медиа искусств. Иностранные художники и специалисты, приезжающие Россию заходят здесь в тупик. Принципиальные различия в языке и стилях коммуникации оказываются гораздо существенней различий вкуса и стиля.”Российскую ситуацию” можно понять и отчасти объяснить, но тем не менее информационный разрыв сохранится на многие годы, если не будет создан практический информационный медиа центр и не будет определена дистрибьютерская политика.

Для московских художников, воспитанных на литературе и концептуальном искусстве, работающих в определенных политических и экономических условиях, проблемы внешнего мира кажутся чрезвычайно далекими. Первоочередной является проблема выживания, создания опорной базы - установление связей - необходимых для работы. Эти наблюдения, однако, выходят за рамки данной статьи. Как объясняет Прохоров, “новая” теоретическая область предприняла шаги к формированию понимания того, что есть теория, и к концу 80-х - началу 90-х годов была сделана попытка объединить искусство и эстетику с культурой и гуманизмом. Этот подход в значительной мере совпадает с подходом к рассмотрению проблем медиа искусства на Западе. Но, к сожалению, эти шаги далеки от практики создания произведений искусства или научных исследований в России. Они также далеки от российского бизнеса и предпринимательства. Художники и связующие их звенья продолжают упорно работать, и я полагаю, что в России изучение теории может объединить художников, работающих в различных областях новых медиа лучше, чем где бы то ни было, отчасти благодаря определенной изоляции России, а также в силу традиционной глубины теоретических исследований.

В России возможно все, и в тоже время ничто не возможно: все, если вы хотите
вести дискуссии, и ничего, если вам нужны быстрые, практические результаты. Со стороны кажется, что это земля “напряжения противоположностей” Юнга или Фрейдовского “раздвоения”, объединяющая два мира - физический и духовный. Было бы отрадно, если бы на основе объединения этих двух противоположностей в конечном итоге возникло нечто новое: были найдены возможности удовлетворить несоразмерные требования и объединить изолированные усилия художников, работающих в сфере, предполагающей необходимость сотрудничества и консенсуса.

При такой безрадостной картине искусство новых технологий может стать важным аспектом российской культурной жизни. Но в стране, где влиятельные друзья более важны, чем понимание, интуиция, дар видения - как можно расчитывать на то, что будут высоко цениться художественные достоинства и мастерство (не говоря уже о честолюбивых замыслах)?

Художественное видение - это постижение души - это пульс общества, предчувствие культурной мотивации. В России редко отдается должное новым идеям (даже тогда, когда они этого вполне заслуживают). Понятно, что новые технологии в большей мере привлекают молодое поколение. Это новая область, свободная от иерархии, сложившейся в современном искусстве: это область надежд и ожиданий.

Есть много общего в начальном этапе развития медиа-арта между Россией
конца 90-х годов и Западом в 60-е и 70-е годы. Вот лишь несколько основных
аналогий:
1. Расширение личной свободы.
В 1960-е годы на западе получили распространение крайние формы личной свободы. Свобода личности, свобода идентификации были основами сексуальной революции: наркотики, секс, рок-н’-рол. Эта атмосфера вседозволенности, в условиях которой молодежь требовала личных свобод, была угрозой семье и традиционным ценностям и привела к потере веры в правительство и общество. В настоящее время эти крайние убеждения получили распространение и в России, особенно в молодежной культуре и художественных кругах. В обществе происходит радикальный сдвиг, старые правила отменены - но на смену им не пришли новые законы. Жизнь - открыта для всех, будущее - неопределенно, в центре внимания - “сиюминутность”, а не планы на будущее.
2. Появление новых технологий на потребительском рынке.
В США и Европе транзисторы и другие технологические новшества революционизировали потребительский рынок. Совершенно неожиданно у частных лиц появилась возможность покупать бизнес-технологии, компьютеры, видеооборудование, радиопередатчики и т.д. В это же время искусство приходит на телевидение, радио и другие сферы коммуникации, и, хотя эти области все еще остаются вне сферы интереса основных художественных направлений, они, тем не менее, сыграли важную роль в развитии авнгардного искусства, становлении такой группы, как Fluxus.
3. Ожидания художников, связанные с новыми технологиями, превосходят их изначальные возможности.
Как панацея в сфере культуры и практики расширения сознания, новые технологии и, прежде всего коммуникативные, были подняты на небывалую высоту - высоту, которя на деле в то время (70-е годы) была для них недостижима, особенно учитывая всеобщие ожидания скорого объединения сходно мыслящих граждан в “Мировую деревню”. В настоящее время в России коммерческие инвестиции в оборудование и программное обеспечение гораздо выше, чем возможная финансовая отдача от них. В начале 1970-х годов на западе корпоративная помощь художникам и частные пожертвования на искусство были редкими, в основном они поступали от благотворительных фондов и только что созданной программы по медиа-арту Национального фонда поощрения искусств (NEA). Стимулом к исследованию возможностей новых технологий (а именно, экспериментального кино, видео, аудио работ) для художников служили специальные правительственные фонды, фонды штатов. Деньги предоставлялись в форме спонсирования выставок и каталогов, а так же в форме грантов, которые всегда распределялись комиссиями, состоящими из художников и искусствоведов, после тщательного анализа предложений, поступивших от авторов.
Поскольку недолгая история исследования “новых технологий” российскими художниками связана в основном с видео, аудио, перформансом и экспериментальным кино, на деле трудно говорить о каком-то значительном количестве работ. Следовательно, существует необходимость осознать теоретическую позицию работающих в России художников - поскольку их идеи стремительно трансформировались в визуальные формы. Аналогичным образом, идеи и надежды на будущее молодого поколения являются культурными маркерами, которые следует рассматривать с иной точки зрения. Как и их сверстники на Западе, поколение Икс интересуется не теорией, а скорее практикой. Пройдет несколько лет, прежде чем ситуация в России станет в этом отношении сбалансированной, но несомненно, что искусство новых технологий не может существовать без практики. Концентрация концептуального искусства была вызвана, отчасти, необходимостью, а не свободным выбором, но сейчас времена изменились.

Несколько поколений художников России одновременно вступили в царство “новой технологии” и начали с одной технологической точки отсчета. Но уровень интеграции в художественную культуру и общество кажется определяет возможности и популярность в России, где доступ в определенную, ограниченную сферу зависит не от того, что вы знаете, а от того, кого вы знаете. Иллюзия, что коммерческие или частные ресурсы будут поддерживать искусство должна быть тщательно проанализирована, также как и укоренившаяся вера (распространенная на западе в начале века) в романтический характер профессии художника, согласно которой все художники непременно являются диссидентами, а искусство всегда должно быть андерграундом
(политическим и социальным), равно как и представление о том, что настоящие художники непременно должны голодать и страдать. Подобные вещи есть пережитки прошлого, особенно тогда, когда речь идет об использовании новых технологий, которые требуют дорогого совершенного оборудования, ясных мозгов и хороших студийных условий.

Исторические вехи в истории современного искусства и технологии широко известны на западе и информацию о них можно легко найти в ценрах медиа искусства, публичных библиотеках, университетах и академиях искусства. В России эта важнейшая информация не контролируется - она просто отсутствует. В одной из главных политических и культурных столиц мира, в Москве, где новое медиа искусство переживает период бурного расцвета в художественном и коммерческом отношении абсолютно необходимо иметь доступ к информации о важнейших событиях, основных фактах и мероприятиях для того, чтобы принимать участие в создании медиа искусства, целенаправленно и осознанно: то есть иметь в своем распоряжении сведения об основных теоретических положениях и разработках, образовательную литературу , быть в курсе диалога о современном медиа исскусстве, который идет в мире между художниками и разработчиками новых технологий. Возможность доступа к подобной информации важна как для художников, так и для предпринимателей, заинтересованных в использовании новейших достижений в области коммуникации.

Существует ряд проблем внутренне присущих всем художникам, работающим с технологиями. Прежде всего широко распространено мнение, и его разделяет большинство профессионалов, работающих в области искусства во всем мире, что искусство, создаваемое с помощью технологий, является несомненно искусством более низкого порядка, если его вообще можно считать таковым. К видеоискусству (за недолгие 30 лет его существования) “современный” художественный истеблишмент относился с пренебрежением. В течение многих лет художники жаловались на то, что если видеоработы и принимались на выставки, то их показ проходил в каких-то задних комнатах, или там, где их вообще никто не мог увидеть.

В настоящее время эта ситуация меняется, и сейчас уже мало кто считает видео
искусством, использующим “новые” технологии: настолько оно стало привычным, - к нему теперь относятся так же, как к фотографии. Видео как искусство завоевало огромный престиж благодаря глубоким исследовательским работам ряда художников, не прекратившим работать с видео после первоначальной негативной волны. Поворотным пунктом для видео-арта стала "Документа 9", а также включение видеоработ во многие европейские биеннале в 90-е годы. Многие критики полагают, что работы в области видео были одними из самых интересных за последнее время. С начала 1970-х годов число художников, работающих с технологиями и в “новых медиа” удвоилось. Из всех признанных ныне многочисленных “медиа искусств” видео как художественная
форма выдержало наибольшее количество суровых испытаний. Видео приобрело присущую ему значимость благодаря дару видения его создателей, и тому достаточно длительному периоду времени, который они проработали в этой области искусства.

Видео пришлось выдержать тяжелейшую борьбу с телевизионной аудиторией.
Аудитория видеоарта - это искушенный телезритель- зритель, подготовленный к восприятию телеинформации, а не искусства. И сейчас художники, работающие в телекоммуникации, или телеприсутствии, сталкиваются с серьезной проблемой опыта аудитории (или его отсутствием). Технология, вообще, находится вне контроля - она не имеет своего видения. Телевидение - это отнюдь не то, что говорил нам Давид Антин в 1974 году - всего лишь нейтральная технология, чья полезность определяется ее воздействием. Телевидение изменило язык - значение слов. Американцы теперь сознают, что психология потребления, пропагандируемая телевидением, также вышла из под контроля. Эта проблема становится глобальной - а отнюдь не проблемой лишь обуреваемых жаждой наживы американцев. ТВ поддерживает статус кво, и подменяет собой попытки найти истинный смысл жизни.

Является ли телевидение “вредной” технологией? Представляет ли оно собой более “опасную” среду для художников, чем компьютер? В наше время большинство людей сходятся на том, что компьютер хороший инструмент. Он экономит время. Он не делает ошибок. Вы можете быстрее, чем я, назвать многие другие преимущества компьютера. Но компьютер - это технология, причем разработанная первоначально для военных целей как на западе, так и на востоке, и контроль военных над ней сохранялся в течение многих лет. Компьютеры также изменили общество и культуру в неменьшей степени, чем телевидение. На западе за последние десять лет компьютер коренным образом изменил процесс познания и отношение к информации. Вместо устной традиции, которую человечество развивало тысячелетиями, компьютер поощряет “самостоятельные” занятия и “индивидуальный” подход к решению проблем. Эту ситуацию удачно описал Нейл Поустмэн, ученый-теоретик из Нью-Йоркского университета, автор книги “Технология: Капитуляция культуры перед технологией”. Отвечая на вопрос возведет ли компьютер эгоцентризм в ранг добродетели, он пишет: “Информация опасна, когда для нее не находится места, когда нет теории, к которой она была бы применима, нет рамок, в которые бы она вписывалась, нет более высокой цели, которой она служит.”

Искусство новых технологий не может быть нейтральным. Выражая свою общественную позицию при помощи видео, многие западные художники по-новому определили, что значит быть художником в 90-е годы. Выступающее против статус кво, против фашистских взгядов, против новой про-правой цензуры, искусство новых технологий - это мощное оружие. Информационные сети, существующие бок о бок с экономикой, политикой и искусством неизбежно переплетутся с ними. Но сетевое искусство будет средой, в которой художники, “которые отражают индивидуальность”, будут не нужны. На самом деле ее основной принцип - связи, действует с позиции образовательной поддерживающей структуры. Коммерческие рамки при работе в сетях (Internet, WWW) гораздо шире, чем в каком-либо другом виде медиа искусства. Однако, работа в сетях имеет потенциальную возможность стать самой демократичной из всех художественных структур.

Если согласиться с тем, что новые технологии изменяют структуру наших интересов (подобно тому как телевидение изменило наше восприяти реальности, счастья и даже Бога), то тогда мы должны вступить в соревнование с другой невидимой технологией - огромной глобальной сетью безграничной информации.
Значительная часть этой информации будет абсолютной ненужной ( письменные тексты, которые в большинстве случаев не являются литературными или поэтическими, а представляют собой лишь сырую информацию, которая останется неиспользованной). И, если верить высказыванию Виттгенштейна о том, что язык (также являющийся нашей фундаментальной технологией) является не просто средством выражения мысли, а проводником мысли - то нам следует отнестись к новым информационным технологиям со всей серьезностью. Мы должны знать и понимать как они влияют на нашу культуру, нашу жизнь и, прежде всего, наше искусство.

Сетевая коммуникация расширит многие аспекты освоения новых технологий в России, - впрочем, как и за ее пределами. Компьютерные игры, CD ROM, и все грани компьютерной культуры (музыка, мода, язык) - это только верхушка айсберга. Международная компьютерная культура ломает национальные границы и идеалы, и открывает позитивные системы коммуникации и организации информациии. В этом отношении российские художники вполне могут оказаться в авангарде развития компьютерной культуры: мощная литературная и теоретическая база, наличие идеологии работы в сетях, практические навыки заставят обратить внимание на их работы, изменить существующие во всем мире подходы и мнения. Таков потенциальный вклад искусства новых технологий в развитие общества.

Перевод текста: Technology-Art-Telecommunications

On-line коллекции медиа-искусства / Арт-активизм / Mailing list(s) / Network проекты / Сетевые радиостанции / E-zin(s)

Streaming media / VRML-art / Flash-Direct / ASCII / Java

© Информационно-исследовательский центр "МедиаАртЛаб".

Тел.: (095) 956-22-48
Тел./факс: (095) 291-21-72
E-mail: mediaforum@danet.ru

Медиа-арт Медиа-институции Медиа-события   Медиа-сообщества   Медиа-технологии Библиотека


© 2001—2017 @Division.ru