ENG

RUS


   


   
Библиотека

Вадим Гущин
Мода на виртуальные коллекции (круглый стол) (2000)

Сборник: Медиа сознание/Медиа искусство/Медиа технология
Язык оригинала: русский

Безусловно, одной из ключевых фигур в формировании тех или иных качеств нового информационного пространства является провайдер. Это и понятно: существует технологическая основа, или тело, и с этим телом сожительствует коллективный разум. Виртуальное проявление и образ в определенной мере формируется провайдером. Чтобы смягчить несколько демиургический смысл его участия в делах людских, мы далее публикуем диалог с Вадимом Гущиным, который и есть в некотором роде та демоническая личность. Лично мне приглянулись его экспертные качества, опыт, а также теоретическая состоятельность его позиции, которую он откровенно изложил в нашей беседе.

А.И. По словам Михаила Донского, в концепцию Интернета не была заложена идея того, что по нему будут гоняться не HTML-странички, а видео- и аудиофайлы огромных мощностей и веса. Дальше он выдвигает теорию антиброузерной компании - если ваш броузер неправильно показывает все возможности Интернета, в том числе real-video и т.д., то Вам нужно купить новый броузер. И это в конечном итоге ничто иное, как раскрутка на деньги. И броузер, сделанный Macrosoft, изначально не приспособлен для работы с изображением и звуком, он рассчитан на обмен текстовой информации, представленной в виде HTML-файла.

В.Г. Интернет не обязательно лучший пример маркетинговой технологии, а пример совершенно рядовой. Люди, покупающие компьютер для дома или офиса, покупают совершенно не тот компьютер, который соответствует их реальным запросам. Но это не только с компьютерами, но и с велосипедами так обстоит дело. Но утверждение о том, что Интернет изначально не был предназначен для разных медиа-типов, с технологической точки зрения достаточно сомнительное. Недавно мы торжественно отметили 30-летие операционной системы Unix. Интернет развивался долгое время по unix'овым законам, поскольку эта операционная система доминировала и сейчас продолжает доминировать в сети. Она, конечно, не занималась вопросами контента или медиа-типами, потому что это не вопрос сети, а вопрос приложений, а не операционной системы и не сетевой организации. Но придумали мы новые медиа-типы, новые расширения файлов, но причем же здесь сеть?

А.И. И при этом Unix'у всегда отдавали больше предпочтения по сравнению с Windows NT администраторы сети.

В.Г. Да, если администратор - профессионал, то он выберет более профессиональную систему. А NT была задумана для того, чтобы сеть мог администрировать и непрофессионал, и это ее большой плюс, но и минус тоже.

А.И. Вадим, вот мы начали и продолжаем разговор о технологиях, ведь это, наверное, в первую очередь связано с тем, что ты - провайдер? Так что же такое сегодня провайдер словами самого провайдера?

В.Г. Провайдер должен предоставлять какие-то услуги, это следует из его названия. А вот какие услуги он предоставляет, это зависит от того, какое время стоит на дворе. Если раньше была каретная мастерская, то постепенно она все равно переформируется в автомобильный концерн. Бывает и наоборот - люди делают лекарство, а потом оказывается, что они делали не лекарство, а косметику или даже химическое оружие. Такое тоже бывает. Сейчас мы видим явное противопоставление коммерческих провайдеров, которые предоставляют банальный доступ к телекоммуникациям.

А.И. Сделай разграничение между коммерческим провайдером и некоммерческим.

В.Г. Мы к этому еще плавно не перешли. Вот в Эстонии сейчас Интернет практически бесплатен. Есть общая тенденция о том, что эта услуга может быть бесплатна.

А.И. Изначально бесплатной? Как параллель приходит на ум кабельное телевидение - сначала все бесплатно, а потом все стандартизировалось: поиск спонсоров, реклама и т.д. То есть грубо говоря, заложив энтузиазм в изначальную активность информационно-развлекательного канала, они постепенно стали ориентироваться на коммерцию.

В.Г. Нет, они изначально имели установку на коммерцию, а сейчас они испытывают серьезные проблемы, т.к. не могут предоставить качественного контента, который стоит больших денег, непропорционально больших, чем их технология. Этот сектор сузился, но он имеет перспективы через некоторое время, перспективы, связанные с введением технологии Интернет 2 - каналов 622Мгб. Когда волокно будет, тогда они смогут возрождаться, введя интерактивность, доставку заказанной информации. А сейчас у них объективный спад, обусловленный объективными причинами.
Я бы сравнил сеть с транспортной структурой мегаполиса. Мы можем поделить эту транспортную структуру между большим количеством транспортных фирм, мы можем даже акционировать метро и пытаться извлекать прибыль из работы, скажем, московского метрополитена. Мы можем даже поднять цену на проезд в метро. Это одно решение. А есть и другое мнение: если обеспечивать содержание метрополитена из бюджета города (что фактически и происходит), мы скорее получим положительный эффект, то есть люди с низким достатком будут более свободны в выборе себе работы, что положительно скажется на городской экономике. Человек малообеспеченный ищет работу в пределах своего микрорайона, дабы не тратиться на дорогой транспорт. А мобильность дает большие возможности.

А.И. Ты создал единственный свободный сервер, на котором представлена в частности маргинальная культура и искусство - какова была цель?

В.Г. Мне это было просто интересно. Я собираю или, в каком-то смысле, коллекционирую проекты. Но я заметил, что коллекционировать я не люблю: когда-то в школе я собирал пластинки, собрал хорошую фонотеку, но потом понял, что все это мне не нужно, мне достаточно один или два раза прочитать, прослушать, просмотреть. И после этого мне это как таковое не нужно, но где этот путь, по которому я прохожу, читая одну книгу вслед за другой, прослушивая одну пластинку вслед за другой и определенными путями хожу по картинным галереям? Этот путь сам по себе представляет некую концепцию, может быть, даже и художественную концепцию. Когда я что-то выкладываю на сервер, я эту концепцию и реализую. Как любой издатель я реализую свои вкусы, и я этого не скрываю. Например, издательство "Ad Marginem" занимается тоже своего рода коллекционерством.

А.И. И ты вполне себя можешь причислить к характерной для 90-х годов культуре интеллектуального коллекционирования?

В.Г. Нет, лишь в какой-то мере. В этой части своей жизни я направлен на процесс, а не на результат.

А.И. Давай перейдем к твоей конкретной практике коллекционера. Что касается коллекционирования искусства - то есть много примеров. Существует около 10 известных коллекционеров советского и постсоветского времени, которые себя так или иначе зарекомендовали (Нутович, Талочкин, Костаки, Глейзер и др.). Это крупные коллекции, которые собирались не коллекционерами, а гениями общения. Речь о продаже тогда не стояла, это чисто советская ситуация: когда возник рынок и современное искусство пошло, то часть коллекций некоторые из них естественно продали, но они продолжают и дальше собирать и презентировать коллекции. Здесь нет никаких аналогий, но подобная деятельность - это огромный плюс и понимание в среде современного искусства. Коллекционировать современное искусство и современную культуру - вещь очень тонкая. Понятно, что вкус определяет наполняемость собственной коллекции.
Марат Гельман - достаточно искушенный человек, что четко прослеживается по его проектам в Интернете. Он - коллекционер нового поколения, коллекционер, для которого коллекция - это бизнес. Изначально он успешно овладел именно этой тактикой. Но в любом случае сегодняшняя технология, технология существования навязывает терминологию и, с другой стороны, предполагает некую определенную форму общения.

В.Г. Я думаю, что по терминам можно договориться. Если провести аналогию между провайдерами, которые предоставляют доступ в Интернет, и контент-провайдерами, которые предоставляют содержимое Интернета, я бы их сравнил с человеком, который сидит в кассе у входа и куратором галереи. Куратор галереи - это контент-провайдер, а тот, кто сидит у кассы, - это пародия доступа. Между ними могут быть самые разные соотношения. Мы можем представить себе место, где существенного контента нет и не будет, но деньги на входе пытаются брать, и мы можем представить себе контент, на который стоит посмотреть, и за это не платят деньги провайдеру доступа. Мы можем представить себе контент-провайдера, к которому идут толпами, потому что его контент хоть и убог, но расположен на главной улице и бесплатен, а сама система функционирует и экономически выживает за счет рекламы на стенах. Или потому, что это мероприятие субсидировано организациями или частными лицами. Причем в современном мире это вполне возможно, даже не обязательно с политическим привкусом. Ибо технологии дешевеют. Почему я проводил аналогию с метро и почему оказывается, что во многих странах ничего страшного не произошло, когда Интернет оказался бесплатным? Оказалось, что можно пустить людей в эту галерею совершенно бесплатно, но они потратят деньги внутри на пирожки и буклеты. Можно все организовать по принципу шведского стола. И тот, и другой в той или иной степени работают, причем есть тенденция к повышению роли контент-провайдера. То есть на самом деле к той команде галеристов, которые уделяют место кураторству, презентации концепции и представлению события или симулякру.

А.И. Почему такой необычный термин для провайдера? Этот термин не относится к лексикону профессионального провайдера или профессионального галериста. Это относится к художественной практике. А ты им пользуешься.

В.Г. Да потому, что он тем не менее где-то впереди маячит.

А.И. В данном случае этот термин выдает, может быть, больше, чем наши теории и наши чистосердечные признания. Сказать симулякр - это...

В.Г…. да, это признаться в определенных намерениях. Я готов признаться в определенных намерениях, возможно, даже претенциозных. Например, годовщину сервера lenin.ru я в следующем году не буду праздновать 22 апреля, а буду праздновать 40 дней. Вот и симулякр. Народ повалит на эти сороковины, не понимая зачем, а просто потому, что это будет объявлено.
Когда информационные технологии дойдут до обывателя, окончательно припрут его к стенке - то реальность несколько изменится. Уже сейчас мы имеем достаточно серьезную проблему информационного шума.

А.И. Информационный шум или информационный мусор - это стартовая тема нашего фестиваля и издания. Теория строилась на Западе, и там эта тема стала общим местом, чему пример - отклик Гирта Ловинка, который достаточно неполиткорректно отозвался на тему нашей дискуссии, намекая на то, что мы занимаемся проблемами, которые Запад давно исчерпал. В связи с данной темой я хочу тебе задать "неполиткорректный" вопрос, надеясь, что как собеседника, поддерживающего любые направления разговора, я вряд ли тебя чем-то шокирую. Если я пойду по тем информационным каналам, которые ты моделируешь как провайдер и собираешь как коллекционер, смогу ли я удовлетворить личные эстетические запросы? Или все-таки ты создаешь масштабные ворота, которые пропускают различную информацию, в которой, на мой взгляд, может плавать и мусор. И я как пользователь, которого привлекает твоя концепция, смогу ли найти интересующие меня темы, которые мы сегодня затрагивали. Какова твоя контент-провайдеровская концепция?

В.Г. Но я хочу сначала оговориться - не обязательно все, что у меня размещено, должно мне нравиться. Сайт должен в какой-то степени соответствовать концепции и моему пониманию, насколько это талантливо. Мои вкусы - это опять-таки не главный критерий. Талантливые вещи мне могут не нравиться и наоборот, и я должен выступать в данном случае как искусствовед и культуролог. И я расширяю эти рамки относительно себя. А пользователь сталкивается с тем, что то, что он получает в этой среде, носит оттенок нового высказывания. Почему rema.ru - есть в Пражской лингвистической школе такой термин "актуальное членение", а тема и рема - это "данное и новое" в рамках высказывания, и любое высказывание мы можем поделить на данное и новое, даже простое предложение.

А.И. Иное или новое. Каким термином ты предпочитаешь пользоваться?

В.Г. Именно новое как термин, а не бытовое понятие. И то, что на сегодня становится "не новым" - просто отправляется в архив и является той темой, на которой может базироваться что-то еще. Но поскольку временной промежуток не такой уж и большой, то пока что не так уж и много приходится сбрасывать в архив. Принцип достаточно простой - удержаться на переднем фронте.

А.И. Существуют медиа-лаборатории в странах Европы, которые имеют собственный сервер, и они хотят иметь разные художественные проекты на различных уровнях. Это могут быть арт-проекты, литературные ресурсы, междисциплинарные проекты. У них есть экспертный совет или рабочая группа, которые определяют концепцию и делают отбор проектов. Какова твоя стратегия?

В.Г. Я все определяю один, а друзья, коллеги по сети или академические ученые иногда что-либо рекомендуют. И мне кажется, наиболее актуально на сегодняшний момент архивистское направление, чтобы ничто ценное из офф-лайна не пропало, как оригинал-макеты раннего "Места печати", например.

А.И. Я же считаю, что рано говорить об архивации современного искусства уже присутствующего в Интернете. Необходимо сначала создать интерес и собственно прецедент современного искусства. А его пока нет. И нельзя забывать о проблемах копирайта - У.

В.Г. То, что сейчас подразумевается под авторскими правами, не работает - схема не выстроена и ситуация непременно будет меняться. То, что на Западе дискуссия на тему data-trash не исчерпана, - очевидно, и никакую проблему они там не решили и решат еще не скоро. То, к чему мы сейчас подступаемся, - очень актуально. Сейчас, поскольку есть возможность дешево создавать публикации, которые были бы доступны всем, пользователь уже готов платить скорее за информационную тишину, нежели за информационный шум. Точнее, он готов платить за полезные сигналы. Классический пример - радиоприемник, который, как и в 70-е годы, принимает "Свободу" и радио "Маяк" на одной частоте. Ценность такого информационного потока равна нулю, тогда как информации на пути ровно в два раза больше. И я не удивлюсь и даже сам поспособствую тому, что те, кто опубликован у меня на сервере, через некоторое время оказались бы в платном доступе, например, в Integrum.ru. И когда число писателей становится соизмеримо с читателями, то я легко могу себе представить такую ситуацию, что писатель платит за то, что он себя публикует.
Не исключено, что метаболизм информации, поскольку употребление информации - естественно и ее переработка - будет считаться определенным видом деятельности, и из этого будет извлекаться польза уже другого порядка. Соответственно изменятся и законы об авторских правах.

А.И. У тебя есть авторская концепция, и ты готов давать возможность сосуществовать в твоем провайдерском мире, мире коллекционера, маргинальному или альтернативному искусству, вне зависимости от вкуса. Это твоя личная позиция. Как выбрать сегодня провайдера (когда предложения уже есть) для художественной институции, не ангажированной в политику и бизнес?

В.Г. Провайдеры в широком смысле видят ситуацию и понимают, что нужно делать контент, и если где-то готовый качественный контент есть, то провайдеры не всегда заинтересованы разбираться в деталях, они смотрят на это с другой точки - есть ли у контента target-группа. Если путем предоставления определенной информации в определенном месте формируется целевая аудитория, то такая аудитория может впоследствии пригодиться как покупатель или потребитель рекламы, которую можно поменять на другого потребителя у соседнего провайдера. Поскольку это недорого стоит, то провайдер берет себе все, поскольку диск у него большой, системных администраторов аж трое, поэтому пускай будет, в первую очередь из соображений престижа, а потом посмотрим, что с этим делать. Разумное соображение, поскольку доступ в Интернет получает все больше и больше народа, а количество хороших ресурсов явно отстает.

А.И. Совет художникам, которые делают проекты в Интернете, - с каким же провайдером им работать, учитывая, что существует не только практическая проблема, но и идеологические приоритеты того или иного сервера. Важно, когда провайдер сервера является близким тебе по духу интеллектуалом. Что за этим стоит?

В.Г. Пока за этим стоят конкретные люди, которые находятся у руля данной провайдерской фирмы. Дальше ситуация будет меняться.

А.И. В Европе есть структуры, которые объединяют все функции (это и прагматический уровень - предоставление пространства на сервере, и теоретически - исследования, формирование нового языка, и художественный - практика и реальные события) - все связано воедино, а у нас все разрознено. На Западе ведется активная дискуссия на тему искусства новых технологий, масс-медиа, медиа активного искусства, медиа активной культуры. Существует традиционная культура, затем появляется новая технология, которая предоставляет новую возможность для самопрезентации культуры, и сама культура иногда становится в ситуацию конфронтации к этой технологии. Художник может писать манифесты и выходить на улицу голым и при этом рявкать, тявкать, кусать толпу, а с другой стороны, он может это делать, выйдя на телевидение, в прямой эфир и изнасиловать публику виртуально. В России есть абсолютное неприятие и конфронтация между традиционным и медиа-искусством. Понятно, что на Западе культура ассимилируется и уже ассимилировалась в новом медиа-пространстве, которое культура использует для самопрезентации и самоопределения. Но давай посмотрим, какие плюсы и минусы она дает для самопрезентации и стоит ли участвовать в очередном шоу, еще одном бизнесе, в котором пока мы еще не можем получать дивиденды. Что касается Запада, то там уже давно эта тенденция отслеживается, отслеживается появление новых медиа и взаимный интерес культуры и новых медиа друг к другу. В России эта ситуация отсутствует.

В.Г. И это понятно. У историка Эдуарда Бернетта Тайлора (1832 -1917) дается определение культуры архаической и культуры варварской. Действительно, на Западе культура интегрирована в быт, у нас же культура считается чем-то внешним к обыденности, поскольку страна - варварская. Но варварство есть естественное состояние человека (мысль заимствована мной из скучнейшей книги "Конан-варвар"). У нас культура стоит несколько отдельно, поэтому четко прослеживается оппозиция между искусством и культурой. Если на Западе художника обязательно употребят на потребу общества, то у нас эта схема совершенно не работает, так как она иная - у нас отдельно быт, отдельно культура, отдельно искусство. В России этот треугольник замыкается с другой стороны - у нас варварство с искусством уживаются, например, в творчестве Бренера.

А.И. Бренер, которого я знаю давно и которого я как куратор привлек к выставке "Видеосценарий" на первом медийном фестивале в Москве (Петлюровский сквот на Петровском бульваре), абсолютно революционно и откровенно этому отдался. Его революционность была абсолютно аутентично направлена в свое время. Для него как для художника - единая ситуация - срать в Пушкинском музее или в программе "А", где мы с ним выступали после фестиваля.

В.Г. Потому что он выключает эту третью компоненту - культуру и понимает культуру в археологическом смысле.

А.И. Более того, через какое-то время он ни одну свою акцию не начинал, пока не приедет телевидение. И Кулик, и Бренер очень многого достигли именно как медийно-активные художники. Они прекрасно понимали, что сегодня художественная площадка, даже самая раскрученная галерея с богемной братией не смогут заменить выход на зрителя через прессу. Иначе ты работаешь впустую. Художники стали активно играть с медиа. Медиа как третья власть, тем более что власть в современном искусстве была одной из взаимосоставляющих внутренней борьбы индивидуальной и внешней среды, власть стала отождествляться с медиа. Весь свой радикальный запал они направили на игру и на переигрывание сценария, который предлагает медиа. Это очень правильно. Художник - рефлексирующее звено. А масс-медиа - это философия потребителя. Художник начинает играть и бороться именно с этой философией потребителя, в частности в ситуации с Интернетом. Те проекты, которые были представлены на нашем фестивале, напрямую были связаны с данной проблематикой.
Нельзя сегодня рассматривать масс-медиа и Интернет с точки зрения провайдеров, порталов, информации. Масс-медиа - это наиболее адекватная и абсолютная форма обслуживания вашей потребительской философии. Все для Вас, господин потребитель!!!

Итак, формируется новый обыватель - потребитель масс-мультимедия.

Перевод текста: Fashion for Virtual Collections (round table)

On-line коллекции медиа-искусства / Арт-активизм / Mailing list(s) / Network проекты / Сетевые радиостанции / E-zin(s)

Streaming media / VRML-art / Flash-Direct / ASCII / Java

© Информационно-исследовательский центр "МедиаАртЛаб".

Тел.: (095) 956-22-48
Тел./факс: (095) 291-21-72
E-mail: mediaforum@danet.ru

Медиа-арт Медиа-институции Медиа-события   Медиа-сообщества   Медиа-технологии Библиотека


© 2001—2017 @Division.ru